Хээтэй — узоры на белом

Без поводыря лучше не ходить!

Попасть в пещеры Хээтэй не так-то просто. Расположены они на юго-востоке Забайкальского края, и такая поездка наверняка будет интересна для любителей экстрима. Знатоки говорят, что пещеры прекрасны в любое время года. Те, кому посчастливилось побывать в пещерах летом, рассказывают о незабываемых ощущениях. После изнуряющего зноя степей Аги и Даурии попадаешь в приятную прохладу подземелья, где огромный зал покрыт льдом, по поверхности которого можно всласть накататься на коньках. Разве не чудо!? Зимой же свои прелести. Можно узнать, что такое знаменитый забайкальский ветер «хиус» (это как от него ни отворачивайся — все равно в лицо), и после прогулки под его всепронизывающим гостеприимством, горячий густой чай с молоком и блюда национальной бурятской кухни позы и бухээлёр, станут для путешественников истинным наслаждением. Если заранее договориться с нужными организациями (о них чуть позже), то поездка оставит о себе самые приятные впечатления. Наша встреча с узорчатыми пещерами – именно так и переводится с бурятского их название, произошла в феврале, во время празднования национального праздника Сагаангал – Белый месяц. По буддийскому календарю – новый год. Это был коллективный выезд на пленэр.

В феврале степи Аги как будто окутаны белым покрывалом, всё вокруг белое — даже солнечный диск похож на платиновую медаль. Дорогу белыми змеями перебегает позёмок. Завлекая, завораживая и маня вдаль. Возле поселка Ясная наша "Газель" сворачивает на степную проселочную дорогу. Через некоторое время и она обрывается, а мы наезжаем на глубокий снежный наст. В это время года ездить в степи очень опасно. Иногда насты имеют глубину в несколько метров – их панцири могут быть крепкими, и вполне выдерживают вес даже маленького грузовичка. Но стоит машине забуксовать, можно провалиться в глубокий снег по самую крышу! И тогда без бульдозера не обойтись. Идти за ним в ближайший поселок километров семь по той же занесенной снегами, открытой степи, пронизанной всеми ветрами. Удовольствие, прямо скажем, не из приятных! Мы не рискуем. Тем более, что водитель подвез нас максимально близко ко входу в пещеры. В радиусе одного километра. Но и его преодолеть было нелегко. Проваливаясь по пояс в снег, под тяжелым альпинистским снаряжением и встречным сильным ветром мы наконец-то добрались до пещер. Перед нашими взорами предстала грандиозная картина – среди белого безмолвия хребта Кэтуй–Нуру два темных зияющих пролома. Вот они сестры Хээтэй – сухая и мокрая, зимняя и летняя! (на фото внизу — сухая пещера)

Наш проводник Светлана Лазаревская – сотрудник института природных ресурсов экологии и криологии СО РАН. Она занимается спелеологией этого природного памятника. Практически каждый год Светлана в составе научных экспедиций тщательно изучает природу происхождения пещеры, ее микроклимат, воды, растения, современную и древнюю пещерную фауну. Кроме этого, Светлана Лазаревская профессионально организует туристические маршруты по природным памятникам Забайкалья. Это опытный проводник-экскурсовод. И расскажет интересно, и выкарабкаться поможет из любой походной ситуации – не зря занимается спортивным ориентированием и альпинизмом. Сегодня многие дилетанты пытаются провести туристов к пещерам. Чем наносят непоправимый ущерб памятнику природы и подвергают опасности своих подопечных. Такие случаи в последнее время становятся нередкими. Так что в целях безопасности лучше воспользоваться услугами визитно-информационного центра (пос. Агинское) и центра детского и юношеского туризма (г. Чита).

Тут ходили плейстоценовые твари

Первые сведения о пещерах Хээтэй сделал знаменитый исследователь Иоган Георг Гмелин в 1735 году. Иоган был немецким ученым, принявшим русское подданство. За три последующих века пещеры как объект так и не были изучены до конца. Каждый год они преподносят спелеологам и археологам новые загадки и открытия. И еще не одно поколение ученых будут вновь и вновь спускаться в земное чрево. Пещеры Хээтэй карстового происхождения. В мире они самые распространенные — их создаёт вода, размывая породы. Но в Забайкалье для карстовых процессов условия не совсем подходящие: вечная мерзлота, малое количество осадков и небольшие площади карбонатных пород. Это обстоятельство делает подобные пещеры для нашего края еще уникальнее!

По словам известного забайкальского краеведа Юрия Тимофеевича Руденко, сестры Хээтэй местному населению известны давно. Мокрая пещера служила людям большим холодильником, здесь они хранили свои мясные запасы. В XIX веке пещеру называли «михачин», что означает «мясник», в другом переводе «людоедская». Возможно, это было связано с гибелью людей, попавших в пещеру, а возможно как раз потому, что здесь хранили основной для этих мест продукт питания. Примерно с середины прошлого века ученые всерьез занялись исследованием объекта. Палеонтологические и археологические раскопки обнаружили большое количество костей древних животных: шерстистого носорога, саблезубого тигра. Они существовали в плейстоценовом периоде. Были и более поздние находки в виде каменных орудий труда. Так что древние охотники осваивали пещеры еще задолго до нас! Они служили им надежным укрытием от непогоды и опасных хищников. Сейчас мокрая пещера Хээтэй служит пристанищем для летучих мышей. В одном из залов мы видели их зимние норки, где они сладко спали, погруженные в анабиоз. Заходит сюда и ставшее уже редкостью в Забайкалье, очень осторожное животное – кот манул. Оно и понятно — где мыши, там и кот!

Нерукотворный мир подземелья

Нагулявшись под сводами Сухой пещеры и получив первые впечатления, мы спешим в Мокрую, предвкушая спуститься глубоко под землю. Обе пещеры связаны друг с другом небольшой перемычкой, но попасть в пещеры можно только через поверхностные проломы. Укрепив веревку за кряжистый ильм, этот кустарник растет прямо по краям воронки, практически скатываемся вниз по снежному наносу прямо ко входу в пещеру. Там нас ждет первый сюрприз — прямо с потолка свода, перед лазом – изумительной красоты ледяные кристаллы! Налюбовавшись ими, стараясь не нарушать узоры, готовимся к спуску.

Светлана Лазаревская и ее помощник проверяют альпинистское снаряжение и дают нам последние инструкции. Нам предстоит преодолеть вертикальный 12-метровый ледяной водопад. Тем, кто идет в пещеры летом, лучше захватить с собой резиновые сапоги — в пещере будет много воды. Спускались мы быстро и весело! А еще немного страшно. Сначала нужно лечь на живот, проползти немного, и вот твои ноги уже болтаются в воздухе, а вокруг темнота! Те, кто спустился первым, зажигают свечи. Их расставляют по всему периметру пещеры. Освещенные живым огнем стены и свод встречают своих новых посетителей.

Перед нашим взором предстал зал площадью в примерно в 400 кв. метров. Спелеологи дали ему название «Медео» — пол зала ледяной, его толщина достигает нескольких метров. Предполагается, что в полости пещеры более 1500 кубических метров льда! Вздохи восхищения отразил 30-метровый купольный свод. Здесь нет ощущения клаустрофобии, наоборот, в первые секунды испытываешь восторг перед величием природы! Температура воздуха в пещере–леднике всегда одинаковая около нуля, а в тех залах и галереях, где льда нет — от +1 до +6 градусов по Цельсию. Так что после -20 и холодного ветра на поверхности, в уютных закоулках пещеры мы даже согрелись.

Мокрая пещера Хээтэй включает в себя несколько залов, больших и малых. В одни залы и галереи вход свободный, чтобы попасть в другие — нужно буквально протискиваться сквозь скальные породы, лежа на животе. Наш директор, не долго думая разбежался, лег навзничь и мигом закатился в Зал Серебряных крыльев. Когда пробираешься в отверстие лаза и чувствуешь, как на тебя наваливается тяжестью всех своих лет каменная пещерная плоть, испытываешь жуткую панику, а вдруг застрянешь?! Но еще несколько усилий, давление ослабевает, страх сменяет любопытство. Залы имеют свои названия: Ледяной, Юрта, Тупиковый, Костяной и уже упомянутый Зал Серебряных крыльев. Пещерные воды сотворяют причудливые скульптуры. Они похожи на людей и животных, как будто кто-то невидимый из другого мира пытается запечатлеть всех, кто побывал здесь, пользуясь своим языком образов. Отраженные огнем от свечей, ледяные и кальцитовые сталактиты, сталагнаты, и сталагматы будят воображение и фантазию, приобретая очертания замысловатых фигур и рельефов. Прослойки породы, обработанные водой, превращаются в загадочные письмена и узоры. В пещере не покидает ощущение, что за тобою кто-то внимательно следит. Впрочем, это от переизбытка чувств, однако на этот скептицизм ученые люди отвечают загадочной улыбкой.

Духи пещеры Хээтэй

У бурят пещеры Хээтэй почитаются как святыни. Сюда приходят общаться с духами, молиться и созерцать величие Творца. В таких местах часто сооружают так называемые «Обо». Ими становятся необычные особенности ландшафта, например, одинокая сосна в степи, или выросший из земли камень. Возле входа в пещеры можно найти монетки, а на ветках деревьев, произрастающих тут, навязаны белые и синие шелковые ленточки (так буряты по традиции задабривают духов). Истинно верующие люди с глубоким трепетом относятся к таким местам — здесь действительно чувствуется особенная энергетика. Это трудно описать словами, но, если настроиться на определённую волну, то благодатная энергия этих мест пронизывает тебя насквозь! Сразу вспоминаешь Даниила Андреева и его знаменитую «Розу Мира». Испытано на себе: после поездки в пещеры все наши ребята еще долго ходили в приподнятом настроении. Это значит, что мы понравились пещерным духам. В пещере мы, не сквернословили, громко не кричали, не курили и уж тем более не пили алкоголь.

Ученые говорят, что каждый раз они возвращаются в другую пещеру Хээтэй. «После нашего ухода как будто кто-то все переделывает», — говорит Светлана Лазаревская. «То новый сталактит или сталагмит появится, то порода осыплется, пол в ледяном зале изменится. Всякий раз возвращаться в пещеру интересно». Правда, в последнее время эти переделки все больше огорчают. Уж слишком много бескультурных паломников, а проще говоря, вандалов посещают эти места. Следы их деятельности видны повсюду. Это бутылки, окурки и другой мусор, исписанные стены в духе «Здесь был Вася…». Но самое страшное, что почему-то каждый считает своим долгом непременно, что-нибудь взять с собой. Очень сильно страдают от этого совсем еще молоденькие (им по несколько тысяч лет!) кальцитовые сталактиты. Там, где своды пещеры нависают на высоту вытянутой руки, их уже почти не осталось – пообломали. Кроме вандалов, пещерных духов беспокоит и экономическая деятельность человека. Совсем рядом с природным памятником с помощью взрывов ведутся разработки известняка. Это может привести к обрушению стен пещеры. Для нашего региона, конечно, очень важно, чтобы работали промышленные предприятия, но сохранение уникального памятника природы для потомков цель более благородная. Жаль, что местные управленцы плохо это понимают. Местные экологи уже не на шутку растревожились. (на фото внизу — мокрая пещера)

P.S. Выбраться на поверхность – задача посложнее. С каждым пролетом веревочной лестницы подъем все тяжелее. Нужны сильные руки и ноги. Некоторых девчонок, в том числе и автора этих строк, поднимали с помощью грубой мужской силы и альпинистских веревок и приспособлений. Когда мы вышли наверх, уже было совсем темно. Ветер стих, небо разъяснело, и вокруг стояла такая тишина, что было слышно, как кровь шумит в жилах. Мы на минуту остановились вернее, повалились от усталости на синий в сумерках снег и завороженные, совершенно пьяные от адреналина и впечатлений глядели на бездонное темно-синее небо над степью, где мерцали холодным ровным светом далекие и такие близкие в этот момент звезды. И огромное не постижимое Мирозданье успокаивало свое и наше дыхание.

Комплексноерекламное сопровождение